Любава Малышева (lubava) wrote,
Любава Малышева
lubava

Categories:

Подвал

Жертва выглядит так:
1361375903_uznik-7...

Это старенький принтскрин из фильма о деле кооператива "Узник".  А это сегодняшние новости, которые меня вдохновили написать этот текст: "Ее муж довольно жестокий человек. У нас есть свидетельства того, что ранее он вырывал своей жене ногти на руках. Кроме того, однажды он запер ее в комнате, где она неделю провела без еды и воды" новость, размещенная в рубрике "Из жизни"

Метафорический подвал, в котором помещается жертва абьюзера, всегда закрыт на замок. В большинстве случаев это реальное замкнутое пространство, пространство безопасности или психологический застенок, на практике это не различается. Когда насильник приходит терзать и самоутверждаться, он открывает дверь своим ключом. Когда насильник уходит, он закрывает дверь. Общественный ярлык подобного человека - "добытчик".  Если насильник не перестает приходить, жертва умирает.  Уйти на свободу можно только убив насильника, используя ресурсы насильника. Убийство насильника всегда результат стечения обстоятельств, ослабления контроля, драматических разборок с другими закадровыми насильниками, и ни разу не зависит от воли жертвы.  Для самозащиты жертва не имеет ни сил, ни желания, ни нравственного мотива. Однако общество предусмотрительно приготавливает для таких случаев альтернативный тюремный подвал. Поскольку для абсолютного ненасилия - не имеет значения, естественное ли это или сформированное ядро личности - убийство насильника равноценно самоубийству, жизнь жертвы после этого продолжена в прежнем качестве быть уже не может.

У подвала часто бывает зарешеченное маленькое окно. Это совершенно безопасно для абьюзера и делается для вентиляции. Жертва может наблюдать за бегущими мимо свободными людьми. Свободные люди могут наблюдать за пытками. Большинство будет кидать в подвал мусор, плевать, устраивать веселые шутки. Самые любопытные могут остановиться на пару минут, но вскоре побегут по своим делам. Скорее всего второй раз эти люди уже никогда не пройдут мимо. Все встречи, на которых жертва рассказывает про абьюз, однократны.

Кто же может заинтересоваться жертвой с целью изменения ситуации? Есть только два типа прохожих, которых действительно интересует жертва. Первый тип можно условно называть Бред Питт (в фильме про черное рабство Бред играет такого трусливого, но уверенного в идее прохожего-освободителя; мотив освободителя - страх, он сам боится оказаться в подвале, так как он не достаточно маскулинный). Вероятность появления условного Бреда Питта у окошка  подвала каждой жертвы равняется вероятности появления настоящего Бреда Питта за вашим обеденным столом. Освободитель в подвал не спускается, он передает что-то типа пилы или ключа и  в любом случае не сильно заботится о дальнейшей судьбе жертвы. Являясь судьбоносным орудием, неизменяемым коэффициентом, Бред Питт не обладает достаточным запасом ресурсов для длительного статического усилия. Жертва иначе как равнодушие и насилие подобное освобождение воспринимать не может. Оказавшись вне подвала без навыков, денег, здоровья она гибнет или попадает в поле зрения нового жестокого абьюзера подвального образца. Второй тип прохожих, который может вытащить жертву на свет - это сам более жестокий насильник. Присмотрев в ближайших подвалах вариант, он использует превосходящую жестокость, шантаж, угрозы или просто покупает жертву у первого хозяина. Таким образом исхода нет. Вернее, исходом всё время будет казаться светлый период - время ожидания у зарешеченного окна, надежда на всех посмотревших в сторону жертвы, период перемены мест, чтение душеспасительной литературы или изучение граффити на стенах подвалов.

В случае кооператива "Узник" насильнику попалась хитрая жертва, ослабленный трикстер, человек, умеющий лечить укусы каннибала с помощью творческих штук, Бред Питт. Насильники часто ошибаются, "каждый человек имеет право на ошибку" - это фундаментальный камень абьюза, вечная молитва, которую насильники не устают повторять. Аргумент "права на ошибку" легализует что угодно. Насильник выглядит так:

1361375940_uznik-13

Ради чего всё это происходит я не знаю. Может быть ради того, что чувствует жертва, ради безнадежной тоски по добру. Может быть некая неведомая сила получает удовольствие, наблюдая за улыбками и муками невидимых жертв. Мне сложно придумать этот сюжет и сделать его достоверным, потому что шизофреничность абьюзера невозможно чем-то замаскировать. Мои наблюдения за жизнью калек - женщин, выброшенных из подвалов по причине того, что от них уже нет совсем никакого толку - не позволяют придать абьюзу особенный смысла, это болезнь умирающего общества, стигма вырождения.

Если теор. смысл жизни это наслаждение, то в этом случае абьюз, патриархальные кандалы, нечто полярное наслаждению (и для жертвы, и для насильника). Подвальные отношения, иерархические отношения не позитивны ни для одного из участников, так как лишены подлинной радости, которую человек, воспитанный в правильной среде, не в подвале, испытывать всё-таки способен.
Tags: феминизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments