Любава Малышева (lubava) wrote,
Любава Малышева
lubava

С неба на землю

(рассказ из цикла про Фёдорова)

Вместо снега, оленей и собачьих упряжек Норвегия встретила Фёдорова ароматом роз и мягким воздухом южного курорта. Прокатная машина тоже удивила. Менеджер долго извинялся, что заказанную по сети модель разбил предыдущий клиент. А после - выдал ключи от вольво стального цвета и сообщил, что разницу в цене доплачивать не придется. В салоне можно было играть в гольф. Бесконечные поля кресел, зеркала, бар, телевизор...
 - Как бы не уснуть прямо в машине, - подумал Фёдоров.
Насмотревшись на космическую приборную панель с кнопками неизвестного назначения, он включил навигатор, набрал адрес и механический женский голос заверил его, что до гостиницы всего 20 километров.
- Машина Бонда. Наверное, эти кнопки от пропеллеров, шасси и воздушной подушки.

По скалам, около которых была проложена дорога, стекала вода. Один туннель сменял другой, в темноте вспыхивали указатели и пары дорожных знаков по обеим сторонам дороги. Домики заполняли долины словно маленькие светлячки. На синем полотне ночного неба темнели горы. Казалось, что трасса состоит из поворотов. Пару раз машина чуть не слетела в обрыв: - Лучше бы согласился, чтобы встретили... Наконец Фёдоров добрался до одноэтажного мотеля, затащил свои вещи в номер, открыл окно, упал на кровать и уснул.

Разбудил его звонок Проскурина, предлагавшего после собеседования пообедать и полетать на крыльях вместе с инвестором. Фёдоров раньше не прыгал с парашютом - ему обещали тандем и уверяли, что знают инструктора, как самого себя. Чужой монастырь - чужие правила. После вчерашнего ужасно болела голова, но стоило проявлять коммуникабельность. Ничего - кроме как согласиться - не оставалось. Фёдоров подумал и кинул в сумку упаковку контактных линз.

Инвестором оказалась довольно крупная дама. Вдова норвежского нефтепромышленника, миллионерша и, соответственно, хозяйка заводов, газет и пароходов, заказывала маленькой фирме Айсофт корпоративную среду для разгрузки кораблей в порту. Именно он вложила деньги в Фёдорова как в подходящего программера и теперь он изо всех сил старался вести себя прилично - в основном молчал, так как красноречием и воспитанием не отличался.

Анне Зотовой, полноватой даме преклонных лет, молодые люди нравились в принципе, поэтому она мгновенно окружила Фёдорова материнской заботой. Собеседование состояло в исследовании того, сколько капустных пирожков может съесть сотрудник. Только помощь Проскурина позволила программисту успешно пройти испытание. Проскурину же было всё нипочем, он был тучнее обычного - после того, как ушла Алина, он забросил бассейн,велосипед и спортзал. Сидящий Проскурин походил на уставшего борца сумо. Пирожки так пирожки - они кончились со временем, как кончается в жизни всё. Работодательница и новый сотрудник подписали договор, после чего ненадолго расстались, чтобы встретиться на горе и продолжить общение уже в неформальной обстановке.

***


Фёдоров и Проскурин поднялись на вагончике на вершину. Солнце жгло. Погода совершенно не оправдывала дождливой репутации города. Только на горизонте виднелись маленькие облачка, но ни одно из них не кружилось над пряничными домиками, утопающими в цветах. Крохотные красные футболисты бегали по стадиону. Машины были припаркованы на крышах огромных магазинов. По морю кружили прогулочные катерки и яхты, мимо которых ползли гигантские круизные суда.
 
Проскурин заметил, что на одном из хребтов горы закопошились люди с большими сумками.
- Анна уже там, пошли вливаться в коллектив, - закусывая бутербродом, Проскурин начал инструктаж. - Сам я прыгал миллион раз. Особенно с Алинкой. Правда, давно уже. Полгода не мог собраться, - толстяк вздохнул. - Воспоминания. Наш спонсор тоже первый раз полетит. А вот её сын - тот отлично прыгает сам, хотя еще школьник. Тебе ничего делать не прийдётся, всё сделает Ларс. Или Йонас. Кто тебя выберет.

Фёдоров немного работал прежде с Йонасом - Йонас тоже был программистом Айсофта.

- Забыл тебя предупредить. Ты человек современный, надеюсь, не смутишься. Ларс и Йонас - пара.
- Они геи?
- Именно.
- Надо было раньше сказать.
- Ага, и ты бы не поехал. Нормальные ребята, увидишь.
- Ребята. Великаны какие-то. Да с ними же девчонка!  - глядя на склон горы с группой, сказал Фёдоров.
- Это какая-нибудь студентка тренируется...

Бросив самый последний рюкзак на землю, улыбающийся Ларс подошел поприветствовать прибывших. Анна тем временем пыталась накормить пирожками сонного Матиуса. Матиус, водитель, длинноволосый чех в затертом синем комбинезоне, единственный не собирался  прыгать. Он лишь помог дотащить груз и должен был теперь вернуться в машину. Анна успокоилась только когда Матиус взял весь пакет с пирогами.

На рюкзаках сидела девушка-японка. Еще из незнакомых Фёдорову коллег по клубу воздушных самоубийц - вдалеке курил лысый мачо, а длинноволосый тинейджер неформального вида вместе с парнем в оранжевом комбезе безуспешно пытались отломать от скалы кусок кварца. Видимо, тинейджер и был сын Анны.

Ларс щеголял в салатовой майке, на которой была нарисована частично таблица Менделеева, а если точнее - то галлий и иттрий. Поздоровавшись по-русски, а затем по-английски, Ларс торопливо начал рассказывать о прыжке. Йонас тем временем отвёл в сторону Проскурина и они о чем-то начали спорить. Через пять минут Проскурин вернулся с грустным лицом:
- Я не буду прыгать, говорят, слишком толстый, за сотню килограммов.
- Как не будешь?
- Внизу подожду.
- Вот чёрт! А Анна? Она же словно колобок!
- Говорят, Анна легче - она очень маленького роста и килограмм на тридцать весит легче. Кстати, она сына походу взяла.
- Да, я видел, вот тот пацан около скалы?
- Пашка.

Распределились по парам, оказалось, что полетит четыре крыла. Ларс с японкой Нами, Уле (победитель кварцевой друзы, которую таки удалось раскрошить) с сыном Анны, Павликом (услышав имя, Фёдоров не смог скрыть раздражения и поморщился; благо на него никто не смотрел), русский инструктор достался Анне. Она прыгала впервые и утверждала, что с иностранцем не найдет общего языка. Может быть ей просто понравился Майк, Михаил, или,  скорее, понравилась его традиционная ориентация... Четвертый парашют предназначался Йонасу с вновь прибывшим русским, в честь которого и устраивались прыжки.

Проскурин и Матиус взяли лишнее снаряжение и поехали вниз на площадку, где должны были приземляться крылья. Все тандемы прыгнули, последними полетели Йонас и Фёдоров.

***

Милли играла в песочнице около стадиона, а мать Ларса, Хильде-Кристина, худенькая старушка с белоснежными кудряшками,  надев очки в толстенной оправе, читала женский роман на лавочке неподалёку. Милли была племянницей Ларса. Мать Милли уехала работать в соседний город. Новый папа Милли не особенно хотел, чтобы девочка жила у него. Всех устраивало то, что Милли осталась с бабушкой.

В солнечные дни на площадку рядом с песочницей спускались группы парашютистов, которыми руководил сын Хильде-Кристины. Вот и сегодня бабушка с внучкой вышли посмотреть, как яркие лепестки разлетятся от вершины горы в стороны и начнут, кружась, опускаться вниз.


***
Тандем взлетел плавно, Фёдорову даже не пришло в голову испугаться. Почти сразу после взлета Йонас завыл от боли и закричал что-то в рацию. Майк спланировал и теперь висел рядом. Йонас скинул перчатку - рука была окровавлена. Из перчатки посыпалось стекло.
После чего произошла неожиданная вещь. Йонас потерял сознание.

***
Хильде-Кристина подняла голову вверх. Так и есть, крылья уже парят в воздухе. "Вот крыло русского Майка, фиолетовое. Полосатый парус Ларса. Красный парашют Уле. А Йонаса опять занесло в сторону, что за невезение, снова будет садится на дорожку к площадке. Как бы не попал на дерево, как неделю назад. Где же пятый? "
Послышалось гудение подъезжающей к площадке машины.

- Доброе утро, Хильде-Кристина! - Матиус и Проскурин подошли к песочнице. - Привет, Милли!
- А вы почему же не полетели, господин Проскурин - с ударением на последний слог спросила почтенная Хильде-Кистина. - Что то произошло с вашим парашютом?
- Что-то произошло со мной. Йонас парашюта мне не дал, говорит я чересчур толст.
- Ну не так уж вы толсты. Покойный Терье и толще вас был.
- Он прыгал с парашютом?
- В те времена здесь не прыгали с парашютом.
- Боюсь, что Терье тоже оказался бы не у дел...

Матиус присел на край песочницы и заметил в руках Милли крохотную коробочку: - Что там у тебя?
- Секрет.
- А ты покажи?
- Не могу. Все мои сокровища расползутся!

***
Красно-белое крыло медленно кружило над автостоянкой около стадиона. Стало слышно, как Ларс показывает Нами, как управлять крылом.
Милли легла в песочнице на спину и стала говорить:
- Упади, упади, упади...
- Что ты, что ты, - испугалась Хильде-Кристина. - Так говорить нельзя. Никому нельзя желать зла.
- А лопать чужие шарики можно? - сказав это, Милли перевернулась на живот и набрала полный рот песка.

***
Вскоре ноги парашютистов побежали по земле, а купол завис на некоторое время в небе. Милли изображала, как парус обвис, смялся и окончательно упал. Матиус, не торопясь, пошел к приземлившимся.

Уле с Павликом тоже вскоре были на земле. Огромный красный мак раскинулся на земле. Уле начал раскладывать его по площадке.

***
Тем временем в небе происходило следующее. Майк и Анна подлетели к параплану с отключившимся парашютистом насколько возможно близко и Майк стал руководить: - Управляй брейками! Поворачивай к воде!
- Я не понимаю.
- Тяни за все правые веревки! Кроме передней!
К удивлению Фёдорова, крыло послушалось и повернулось в нужном направлении.
Снизу было видно, что тандемы полетели в сторону города.
Проскурин и Матиус, переговорив с Майком по рации, кинулись к машине и помчались к заливу. Туда же Матиус вызвал спасателей.

***
Когда на берегу выстроился целый рядок спасательных машин, а на воду скинули лодку,  тандем с Йонасом и Фёдоровым сел на воду. В заливе было неглубоко. Солёная вода захлестнула лицо Фёдорова и смыла линзу. Погрузившись в воду чуть ли не с головой, придерживаемый Фёдоровым, Йонас пришел в себя. Вскоре парашютистов привезли в госпиталь.

***
- Теперь ты знаменитость, - Проскурин показывал Фёдорову газету с фотографиями приземления. Майк и Анна тоже были персонажами фотоподборки. Ужасный кадр с Йонасом - его в кислородной маске увозила скорая.
- Если бы не ветер, он был бы знаменитым покойником, - заметил Ларс. Фёдоров не сказу заметил его в углу палаты. - Майк большой молодец. Но и ты, парень, не дурак. С ветром повезло, но не всякий сделал бы то, что тебе удалось. - Ларс пожал ему руку: - Спасибо, что вытащил Йонаса. Я никогда этого не забуду.
Йонаса как раз ввозили в палату на каталке. Он, смеясь, рассказал, что ему сделали все анализы, на которые только хватало мощностей больницы. И что ему просто уже нечего исследовать в своём организме.
- Не ожидал, что может такое произойти. Не проверил перчатки.  Еще инструктор.
- Не переживай. У тебя, как у инструктора,  всё-равно меньше недостатков, чем у меня - достоинств, - сказал Ларс, обнимая Йонаса.

***
Хильде-Кристину наконец тоже пустили в палату. Она была с корзинкой еды и букетом цветов. За ней показалась Милли с большим пакетом вещей. Герои были окружены заботой и пребывали в блаженстве. Тем более что серьезных повреждений ни у одного из них не оказалось. Анну и Майка отпустили домой давным давно - у них была менее жесткая посадка на дорогу около залива.

***
Полиция не могла оставить происшествие без разбирательства. Инспекторы растащили свидетелей и участников по разным палатам и расспрашивали.

Матиос открещивался от ампул категорически. Оказалось, что он давным-давно перешел на таблетки. Но в перчатке Йонаса полиция нашла стекло имено от разбитой ампулы. Следовало подождать результатов экспертизы. Пока ни один эксперт не мог понять, что за препарат вызвал потерю сознания.

***
Полицейские опрашивали всех - кто где был и что видел, где хранится снаряжение, у кого какие есть лекарства. Снаряжение частично лежало в доме Хильды-Кристины. Они с Ларсом и Милли жили совсем рядом со стадионом и было удобно после прыжка затаскивать парашюты в гараж. Кто угодно мог подложить ампулу в перчатку. Матиус зеленел от страха при слове "ампула" и сидел неделю трезвый. Проезжая мимо Нигардспарка и замечая знакомых дилеров, он отворачивался в сторону, чтобы не соблазниться. Еще бы - из-за прошлых грехов он был главным подозреваемым. А снова стоять на очереди в тюрьму и томится годами - пусть даже в клетке, которая приличнее твоей собственной квартиры - не хотелось.

***
Федоров и Йонас через три дня переселились из гостиницы домой к Ларсу и часто играли с Милли. Однажды они смастерили разноцветные парашюты и решили устроить посадку на воду. Блюдце представляло из себя залив. 
- Вот ПроскурИн, он толстый. Медвежонок в руке Милли прошагал по диванному склону вниз. Это Матиус уходит. Длинноухий заяц спустился вслед за медвежонком.
- Вот садится дядя, - Милли залезла на стол и скинула парашют, сделанный из шарфа полосочку. С ним моя подруга Нами. Две куклы - Кент и Барби - вывалились из корзины парашюта и пришлось переиграть их подсадку еще раз.
Фёдоров передал ей следующий парашют. Лягушка, заяц и осёл на красном икеевском воздушном шаре-мобиле спланировали весьма удачно.
- Майк и тётя Анне! - крикнула Милли и велела Йонасу держать в правой руке третий парашют. - И вы с Йонасом.
- Я - это, конечно, попугай? - спросил Фёдоров. 
- Нет. Ты кот в очках. Ты же в очках?
- Я без очков прыгал.
- Тогда снимем ему очки! - и Милли сняла очки коту.
- Мне не нравится, что я попугай, - недовольный Йонас кружил свой параплан над диваном.
- Теперь что?
- Теперь лети к заливу!
Фёдоров загудел и сделал вид, что планеры стали снижаться
- Погоди, всё не так! - сердито поправила Милли. - Не надо гудеть. Планеры не гудят.
- Уууууу, - закричала девочка и потрясла попугая. - Кто-то кинул мне бабушкин яд и я теперь умру.
- Погоди, Милли. - Федоров положил оба параплана на пол и поставил Милли перед собой. - Что ты сейчас сказала?
- Ничего.
- Ты сказала: "бабушкин яд"? Что это значит?
- Бабушка сказала, что это яд, когда я хотела взять поиграть маленькую прозрачную баночку.
- Это ты положила яд попугаю?
- Да.
- Почему?
- Попугай хочет, чтобы Кент переехал к нему.
- А ты не хочешь?
- Я хочу, чтобы попугай навсегда умер.

***
Полицейские только что ушли, сообщив что следов яда и вообще каких либо следов лекарств на кусочках стекла не обнаружилось. Скорее всего это была ампула от физраствора. Эксперт никак не объяснял обморок Йонаса. 

Ларс и Йонас сидели на террасе,  Милли играла перед диваном на коврике, смущенная Хильда-Кристина прощалась с Фёдоровым:
- Дети.
- Да, дети.
- Еще раз извините нас.
- Всякое в жизни случается.

***
Контракт был подписан, квартира снята. Соседи, видевшие фото в газетах и видеокадры с падением русских парашютистов в залив, относились к русскому переселенцу, как к герою. Фёдорову предстояло несколько лет работы в Норвегии. Кроме работы у него сразу появилось много друзей. А Милли так расчувствовалась, что пообещала его никогда не убивать.
 
2010
Tags: рассказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments