June 26th, 2009

Патруль

Всякое чувство мнится в юности указателем  на пути.
Ускоряешься, встретив трудности, пролетаешь, где не пройти. 
Но  дорожный рабочий  в тоге пурпурной знаки расставил с тем,
чтобы ты знал, где ремонт дороги, избегал стандартных проблем.
Пересечением равнозначных массу простых вариантов дал,
обозначив проходы жвачных, всякий обрыв, тупик и завал.
Веруя, интуитивно зная, что есть подсказка,  живая нить,
едешь ты без учёта правил и не пробуешь их учить.

Обнаружив себя в кювете с разбитым лицом, как правило, без
ботинок, ты встаешь, не заметив, что круглый знак означал "объезд",
а то, что принимал за манящие огоньки и земную твердь -
болото самое настоящее - в катафотах бродила смерть.
Видишь, стонет притворно раненная она - как тут не пропасть?
Идёт, огоньком заманивая, на каблуках покачиваясь...
Доброжелатель мечется втуне, приоритеты указывая -
не внемлешь ты аббревиатуре, снимая защиты базовые.

Если повезёт с реверсивным, врезаешься в первого встречного -
забываешь сказать спасибо - но было тебе отмечено.
Несёшься мимо с опасным грузом, мост взрываешь, идёшь на дно -
с табличкой, упавшей сверху на кузов: "Стоп! Движение запрещено!"
Эта странная неосознанность - безграничная слепота -
проходит если, то слишком поздно, стирая твой персонаж с холста.
Но ластик кажется преимуществом неоспоримым, отчего
ты, опять, криков не слушая, мчишь мимо дома отчего.

Кончается зона ограничений - а если нет, то сама игра.
Зачем ты плыл по своим влечениям до острогИ, до крюка багра?
Ловец смеётся и правый берег легко отталкивает веслом.
Достаточно было просто верить в то, что указывали перстом,
в то, что тыкали мордой с юности, то, за что всегда получал:
любовь - это обозначение глупости, умиления от палача.
Видишь, сколько страшной символики - лезвий, виселиц и костей?
Что же ты едешь, словно дальтоник, на красный свист её лопаcтей?

Давай на грунтовку, разворачивайся - может успеем и подберём
всё, что было тобой утрачено. Иностранный со словарём,
с переводчиком, с костылями, с ходунками  - ну что уж, раз
ты остановлен был патрулями - кто-то, стало быть, всё же спас.
А можешь лесом, просекой, лугом двигаться в направлении
вот этого яркого желтого круга без всякого промедления.
Мы срежем маленькие пионы, положим рядом и тихо пойдем -
наблюдатели аттракциона "Сумасшедшие за рулём".


58

Видишь шапочку гиппократову - бинт на черепе бытия
и обугленных первопроходцев, искавших помельче брод?
Пятьдесят восьмая дивизия -  пятьдесят восьмая статья,
по которой условно проходит слабоумный российский народ.

Мы - дебильные пролетарии - воспеваем незнамо, что.
Да, фашистские танки давно, давно уже играют за нас.
Всякий непокоренный сброд превращаем легко в решето,
потому как у нас очень редкий кровестойкий зеленый окрас.

По инерции бой продолжается. Неспособное руки разжать
поколение перестроечных, управляемое фискалом,
обезумело и невозможно остановить и не  умножать
смертей бесполезных - мало, ему ещё, стало быть, всё-таки  мало.

Прости невежество наше, прости убогим слепым глупцам -
бессмысленной обороной советского кладбища занят день.
Софья что-то не пишет больше писем своим стрельцам
и некому бунтовать, а тем, кто мог и хотел бы - лень.

Ползи безногим ребенком по Красной площади.  Вьется стяг,
возрождается наша Москва и отечество восстает!
Значит правильно выбран курс, значит правильно выбран враг,
миротворец-российский солдат  верной дорогой идёт.