July 31st, 2009

Магор

протрава медленно ест кожи
каждый делает что может

Судеты
Моя мама сказала:
как я могла бы спать
в перинах, в которых 
те, кто собирал
для тех перин перья,
спали до меня?
Как могла бы готовить в посуде,
в которой
готовили до меня те,
чья это была посуда?
Йожко
(так она называла моего отца Йозефа,
который долго служил акцизным инспектором
в Словакии),
Йожко,
я не могла бы там жить.
И остались мы нищими.
Но вы скажете: вот скучища -
читать о тех,
кто сберег свою честь!
И вообще,
что такое честь?
Лучше откупорить бутылку шампанского 
и спаржей его заесть.

Стихи из книги, оставленной  для меня в Мемориале паном Мартином Маховцом: Иван Мартин Ироус. Магор. М.: Книжное обозрение, 2007. Уже когда мы с Мартином расстались на Охотном, я вспомнила, что про Магора рассказывал Борода:)

*

Іван Марцін Іроўс (Шалёны) у сваіх успамінах - кнізе «Праўдзівы расповед аб Plastic People» - апісвае сваю размову з некаторымі з тых маладых людзей:

«Я запытваўся ў іх: «Што вы будзеце рабіць?». А яны мне спакойна адказвалі: «Хай яны тую сваю адукацыю засунуць у дупу». У той самы момант я вельмі ясна зразумеў, што ўлада кінула нам пальчатку, і мы, як мне падаецца, яе паднялі. Таму што калі ёй ужо зараз так замінае андэрграўндавы рух, дык хай яна пазьней і ўспомніць, на чым ён быў замешаны. Бо тым некалькім зьбітым  сотнямі, ці тым, хто бачыў, як зьбіваюць сяброў, ужо ня трэба на пальцах растлумачваць усю пачварнасьць і бесчалавечнасьць сыстэмы, у якой мы жывем.» отсюда