August 30th, 2009

(no subject)

Проваливаясь в землю и виском
к порогу приложившись, проявляя
на теле ватном крови отпечатки,
качаться в темном море на волнах...
Засушенным лилейным лепестком
застыть в условном мире, не влияя
ни на один процесс, лежать закладкой
и постепенно превращаться в прах,

годящийся ну разве что на то,
чтобы его развеивать по Крыму -
по выморенным, выжженым, бессменным
стоянкам диким, лежбищам туристов,
по пыльным стебелькам солончаков,
вслед длинным поездам, идущим мимо...
Но, отлетев - как-будто от стены -
вернутся в контур тела, контур мысли,

грозящему осыпаться стеклу
покоиться сказав, ползти по полу
бочком в холодный дом, где все проснулись,
разбуженные грохотом паденья;
прижав рукой отбитую скулу,
перебирая в памяти глаголы
уместные и, несколько сутулясь,
подняться на разбитые колени...

***

Ты, проигравший, вытяни билет.
В ассортименте - пара вариантов:
идти на запад, бигос в котелках
разогревать, кутить, ползти с обозом
или, допустим, к северу свернуть -
взрывать мосты и стены Петербурга,
снежок сбивая с мраморных носов.
Бери шинель, иди, куда захочешь,
но только не туда, куда глядишь
сквозь зарево пылающей столицы.
Что прогорело - разлетелось пеплом...
Отнимет силы мертвая земля...
Зачем же поворачиваешь лошадь
и едешь по обугленной пустыне
и в старую смоленскую дорогу
вгрызаешься лафетным колесом?