December 12th, 2009

Семинар Кирилла Ковальджи и Лолы Звонарёвой завершился

Происходило обсуждение стихов в малом зале и холле ЦДЛ, было очень холодно.
Заявлены были 1. Ануфриева Анастасия 2. Власов Сергей 3. Егоров Андрей 4. Кащеев Алексей 5. Кутенков Борис 6. Максимова Анна 7. Малышева Любава 8. Маркина Анна 9. Тарасова Елена 10. Тидеман Евгения 11. Цветкова Анна 12. Чернецкий Геннадий 13. Ворович Константин
Не знаю, сколько изначально было желающих участвовать, но выбраны были и совершенно случайные люди. 11 числа, вчера, - только два достойных обсуждения автора:
Лета Югай и Ануфриева Анастасия. Совершенно не новые имена:) У них несозвучные мне стихи, но хотя бы стихи. У Анастасии - детские.
Сегодня же - только один:
Ольга Маркелова. Ольга Маркелова мне особенно интересна, так как она скандинавист. И цикл, который она читала первым, был о Исландии - стране, знаковой для меня. Стихи очень яркие, с соответствующей традиции ритмикой. В общем, я пока не подходила к северному наследию со своими перьями:) А Ольга Маркелова свила гнездо на исландских горах. Сиреневых от люпинов.
В конце второго дня в качестве гуру к нам присоединился поэт Григорий Певцов.
Некоторые авторы были настолько беспомощны, что мне не понятно, зачем их привели на казнь.
Я принесла на растерзание вот что:

Collapse )

Также я прочла стихотворения "Вокруг приветливые лица" и "Чудны твои дела". И не прочитала "Новую любовь", "Сон Ахилла", "Эпоху". Как видите, выбирала печатное и негражданское. Те гражданские, которые всех устраивают ("Кричи себе, окрылённый", "Завтра будет новый выстрел") не устраивают меня:) Устраивающие меня - непечатны. Но и без обычных (со слов Наймана - незабитых гвоздей) табуированных эмоций, один человек придрался к жалкому "бухих" в "Эпохе".
В основном говорили про "Эпоху", "Сон Ахилла", "Новую любовь" и "Союз". В позитивном ключе. Хорошо, что недавно мне уже пришлось объяснять, что за зверь "Внутри большого дерева". К моему удивлению вторую строку "Новой любви" единодушно признали неритмичной. Вот норвежский товарищ Юн Эво говорил, что если автор не понятен читателю, то это проблема автора. Значит, не надо было этот текст помещать в подборку.
С музыкой. И "Союз" поняли только наши учителя и Ольга Маркелова. Видимо, этот жанр внутрицеховых загадок не предназначен для чтения абы где. Collapse )
Поняла, что громче всех, больше всех и, в основном, не по делу говорят люди, несмыслящие в стихах. Вот это было тягостно. Просто в смысле выживания в вопящей стае. Еще из любопытного - один поэт читал голосом и манерой Дмитрия Кузьмина, даже казалось, что это Дима и читает. Второй - в манере Никонова. Лола Звонарёва дипломатично шинировала все перебитые учениками кости других учеников. Кирилл Ковальджи тоже очень тактично всё разбирал, но он был вторым после Лолы и был избавлен от этого тягостного долга:)

Очень важный день. В смысле благословения Кирилла Ковальджи. Кстати, о птенцах его гнезда помимо звезды моей Нины Искренко
[info]nina_iskrenko . Прочла про дороге домой новую книгу Евгения Бунимовича "Линия отрыва". Хотя многие стихи уже расползлись цитатами, это большое событие в литературе. В скульптуре:) Ничего лишнего. И рядом кучка промытого речного песка, из которого добыто всё возможное золото.