February 23rd, 2010

Дорога

Амстердам разрезан на части черными зеркалами. Ночь, вода, разноцветные огни - безлюдно.

Гренландия. Айсберги - кубики льда плавают на разной глубине, рубленый белый бисер, вмерзающий в снежные поля, поднимающийся горами. Синие рериховские тени белых гор. Маленький посёлок - и бесконечные снега до горизонта во все стороны.

Канада - фольга, на которой растеклось молоко. Серебряные слитки, залитые густой масляной белой краской. Антрацит и серебро. Металлические поля.

Ближе к границе с Америкой земля раскатывается гигантской афишей Мухи - розовато-белой, бледной, в ослепительном снегу лежащей девушкой, темными косами извивающейся по руслам рек.

Америка. Белая дымка, пастель, синеющая матовая вода, синяя парящая лента, наконец-то зелёный оттенок.  Поля рассыпаны золотыми и медными монетками или связаны в  виноградные гроздья, обведены хрупкими контурами дорог. Четыре мешка муки рассыпаны над облаками - Скалистые горы. 

Сан-Франциско - волокита, двухвагонный поезд без машиниста. Плохие машины в ренте отсутствуют - нам выдают отличную машину за небольшие деньги. Фермеры, везущие в кузовах тачки и газонокосилки. Местные таджики-китайцы. Люди и правда жуют жвачку. Реперы в белых балахонах и с золотыми цепями бродят по улицам. Цивилизация цемента Ощущение денег. Одноэтажные районы.  Цветы, засушенные пальмы, чистота, красота. Прохожие словно снимаются в реперском клипе. Наша гостиница удивительно хороша - как декорация американского фильма. Едем в супермаркет. Бездомные, похожие на россиян среднего класса, катят тележки-шкафы по улицам. В магазинах бесконечно роскошные россыпи фруктов и овощей. Органик, фэйртрейд, веган - сказка. Едем в студенческую коммуну. Коммуна огромная, веселая.

Продолжение следует.