August 6th, 2010

"Любая родина случайна..."

До прошлого года я не представляла себе масштабов эмиграции из России. Что русских так много за рубежом. Для себя я даже не могла представить такой возможности. Еще прошлой зимой, разговаривая с Дашей, я удивлялась ее словам "за месяц до переезда в Америку наша семья и не предполагала там оказаться". Впрочем, и сейчас я рассматриваю жизнь тут как связанную с работой Игоря. Всю жизнь часто переезжаю и много путешествую. Вообще "эмиграция" как "исход" существует лишь представлением "изнутри". Люди во все времена перемещались по разным обстоятельствам. Но ужасает даже примерная статистика (никто же от гражданства не отказывается демонстративно, чтобы ездить к родным без бюрократических проблем) - миллион уехавших из России именно "навсегда" только с 91 года... И, по моим наблюдениям, уезжают с ощущением "избавления", "спасения", "удачного бегства от смертельной опасности". 

Второе откровение этого года - какое количество женщин вывозят рядовые иностранцы из России. Женщин за сорок, влачащих жалкое существование в российской провинции, не отличающихся красотой, не привыкших к уважению и обожанию, не видевших денег, вообще не видевших жизни и не могущих в России претендовать ни на что подобное. Знакомятся чуть ли не по сети, переезжают в собственные дома, в райские сады, приобретают вместе с человеческим отношением к себе кучу материальных благ. Путешествуют. Для них начинается вторая - неожидаемая и во всех смыслах после российской глубинки волшебная - жизнь. Даже взятые замуж фермерами ощущают грандиозное различие культур и условий. Я уже не пишу про всяческих молодиц, красавиц и умниц, которые, естественно, еще и поработать в счет будущей пенсии успевают.

Третье - отношение к русским. Как к неразвитым и отсталым. Ведь так оно и есть. Что-то животное, озверелое, неизживаемое, недоброе, по чему соплеменника можно узнать в любой толпе. Болтовня о великой культуре еще не есть великая культура.