October 27th, 2010

Головная боль инспектора Амельфота (рассказы про Фёдорова)

Кажется, нет на свете ничего более скучного, чем ехать на велосипеде. Ты балансируешь, колеса крутятся всё скорее, а на электронном табло ползут циферки счётчика. Навороченный велик подогнал Матиус:
- Ну ты же меня вроде отмазал от копов.
- Чей это велик?
- Ну как тебе сказать.
- Краденый?
- Ты не переживай. Чуть что - скажешь, что Нашел.
- Как это - нашел?
- Да тысячи великов теряются.
- Матиус, я не умею ездить на велосипеде, верни его!
- И не подумаю. Ты меня от копов отмазал...
Матиус, длинноволосый и сутулый, прикрыл ворота. Минуту спустя он уже бежал к своей машине.
А Фёдоров смотрел на новое приобретение. Велосипед был темно зеленый, с выгнутым черным рулем и отличной электроникой.

Несмотря на то что Фёдоров всей душою ненавидел одинокие виды спорта, скоро велопрогулки стали для него утренней потребностью. Он просыпался, принимал душ, вытаскивал из холодильника яблоко, брал Крокодила под уздцы и выезжал на дорожку.

Надо сказать, что в центре города велодорожка была отвратительной. Синяки от падений на булыжники мостовой, казалось, только увеличивались в количестве и не проходили. Сбитые локти и коленки саднили. Но по утрам не работалось. Проще всего было гулять в обществе Крокодила.

Фёдоров ехал уже полчаса. За это время - ни одного падения. Новый рекорд. Останавливаться пришлось только пару раз. В бухте Флорида - поглядеть, не выползли ли красные морские звёзды погреться на сентябрьском солнышке. И в Бригге - когда показалось, что пропорота шина.

Фёдоров проехал мимо замка, мимо стоянки для автоприцепов. Надо было возвращаться. Впереди виднелся туннель. Федоров решил после туннеля повернуть обратно.

Велотуннель был освещен. По стенам стекала вода - блестящие полоски сверкали на бесконечных граффити. По асфальту растекались лужи. На дистанции от дома до туннеля можно было навернуться тысячу раз. Но Фёдорову удалось упасть именно здесь. Наехав на чёрный мешок, начинающий велосипедист свалился в огромную лужу в самом тёмном месте туннеля. Высвободившись от велосипеда, Фёдоров понял, что ранен - рука была в теплой крови. Он поднялся на ноги - ничего не болело. Прошел к фонарю и посмотрел на свою одежду. Одежда была в крови.  Читать дальше