November 22nd, 2010

Интернационал

- Слушай, русский, ты можешь меня выручить? - Ида выглядела странно, но всё же, приложив определенные усилия, можно было узнать дочку инспектора полиции Амельфота в чудовищном существе с разноцветными длинными волосами, выпрямленными и торчащими в стороны, словно иглы огромного дикобраза. Красные шипы чередовались с черными шипами, а по экватору шли зеленые пряди. Глаза, не подведенные, а обведенные черной полосой шириной в сантиметр, черные губы и длинные черные ногти, цепь с замочком на шее, булавка в носу... Наверное, хочет купить еще одну модную булавку для носа, не иначе.
- Конечно, сколько тебе нужно?
- Нет. Речь не о деньгах. Можешь пойти со мной на вечеринку?
- А, вот почему ты так странно выглядишь! А что, у своего предыдущего кавалера ты уже выпила всю кровь?
- Не то что бы, но мне нужно прийти именно с русским.
- Это что, вечер румынской и русских общин? Или постановка "Вампиры на Красной площади"?
- Почти угадал.
- А что там будет?
- Кино, чай, разговоры...
- Танцы?
- Нет, пожалуй до танцев не дойдет, но петь - будут.
- Когда вечеринка и как я должен выглядеть? Как матрёшка? Как Гагарин?
- Ты знаешь, вечеринка - она прямо сейчас. И насчет "выглядеть" - ты, пожалуй, прав...

Ида завела Фёдорова в подворотню около Фритекса, велела снять куртку, вытащила баллон и, несмотря на протесты русского, напшикала на рукава его куртки черной краски, а на шею закрутила истасканный арабский платок. Затем она достала из своей сумки мус и превратила прическу Федорова в некое подобие сорочьего гнезда. Также надо было убрать в рюкзак дорогие часы, плеер, и всё, что еще связывало Фёдорова с цивилизованным миром...
Весь текст "Интернационала".