December 30th, 2010

Бахыт Кенжеев

theodor22 
Люблю хозяйничать, знаю шурупы, отвертки и гвозди,

скороварки и губки. Леночка, друг золотой, налей,

не спрашивай, почему обгорелые спички, как соловьиные кости,

до утра белеют в пепельнице моей.

 

Молодежь, дурачье,  не ведает, точнее, почти не смеет

осознать, что я не просто мертвую воду пью,

что быт (без мягкого знака) прямое имеет,

даже если и косвенное, отношение к бытию.

 

Возьмешь, например, фунт окровавленного мяса

домашнего животного, предположим, добродушной свиньи.

Обработаешь газом, состроишь гуманистическую гримасу –

жалко зверька! Жил, волновался, имел свои

 

представления о свободе и равноправии. Просвещенным гостям

несешь, сдобрив французской горчицей и перцем - сероватым,

безнадежным, как смерть неверующего. Смотришь в окно – а там

воображаемые грядки розмарина и базилика,  радиоактивный атом

 

беспредельной, но уходящей жизни. Подступает неяркий час,

когда отдаленный костер начнет освещать противоположную сторону

моей небольшой планеты.  Что делать? Что делать? Was

ist das? Успокойтесь, друзья, всё схвачено, все воробьи и вороны.


оригинал