February 7th, 2011

Про лемура, попугая, латимерию и мышь.

Хорошо быть лемуром гламурным -
многоопытным, стильным, мудрым,
висящим на лиане
экспертом по икебане,
поедающим фрукты -
экзотические продукты,
надеющимся, что охотник
не прострелит животик.

Хорошо быть птицею модной -
попугаем страны свободной:
повторять слова непонятные -
и приятные, и неприятные,
расправлять оперение
среди редких растений
и верить, что злые детки
тебя не посадят в клетку.

Или быть ископаемой рыбой -
самой Collapse )

Про Колибри и Хамелеона (калифорнийская история)

Однажды Хамелеон
притворился что он влюблен.
Прямо в  чапаррале,
где колибри жужжали,
прислонился к помидорчику,
сократил хроматофорчики,
покрылся полосками красными -
огнеопасными.

...

Колибри, сверху зависшей,
посвятил он вирши.
И так повернется, и эдак
гляди мол, сколько расцветок.
Взгляд таинственнен мой,
я как киногерой -
весел, красив, упитан...
Сердце колибри разбито:


...

- Рифмы изысканные,
а костюм затасканный!
Это вы напрасно,
это поправим быстро!
У вас, дорогой, талант,
ценный, как бриллиант!
И явный греческий профиль!
Хотите кофей?

Хамелеон улыбается -
кажется, получается.
Кружку за дужку хвать
и продолжает врать:
- Не скрою, я, если честно,
литератор известный.
Прежде для Страуса Эму
написал поэму.
Знаком с иноземной певицей -
Тигрицей.
В круги высшие вхож.
Всем хорош!

Колибри кушает патоку,
переливается радугой -
не каждый день на обед
заходит первый поэт.
А обманщик-гость
грызет виноградную гроздь,
посматривая по углам,
где какой хлам.

На следующее утро
весь дом вверх дном как-будто.
Колибри сидит и плачет.
А как же иначе?
Сбежал Хамелеон.
Вовсе он не был влюблен,
не собирался жениться.
Увидел глупую птицу -
решил поживиться.

Стащил старинные бусы
и предметы искусства.
Никаких теперь украшений,
никаких угощений.
Повсюду отпечатки
зеленой перчатки.

Виноват ли Хамелеон,
притворившийся, что влюблен?
Нет и нет! Виновата персона,
что поверила Хамелеону!

Параллельная муза:

пока деревья были меньше
чуть выразительней травы
ладошки некогда умерших
моей касались головы

пока дома стояли вровень
их тени так же вровень шли
кольцо больших и малых родин
сжималось в области души

пока созвездия сливались
в одну немыслимую нить
я мог два слова боль и зависть
на десять букв разъединить

d_artis 


восторги автору, отягощенному замком

Видимость жительства

Москва переезжает в Лондон - туманность делает свободным
убийцу, мера, террориста, вора и бывшего чекиста.
А кто в России остаётся? Соратники хоругвеносцев.
Фашистская толпа слепая кричалки "мяса" распевает.
Вот, сохраниться в форме чтоб, бежит нацистский моб.
И не спасётся от ударов узбек, метущий тротуары.

Москва переезжает в Лондон. Подальше с фронта едет фронда.
Букашки, что пузырь раздули, пакуют ульи.
Капусты прихватив кочан - до англичан.
Колеблется лишь часть придворных - отряды крыс лабораторных.
Отпустишь их - вернутся в клетки, к родной разметке.

Волнение британских масс опишет "Таймс"
в воззваньи к местному гаранту про криминальных эмигрантов,
про русских коррупционеров: "Они безнравственным примером
нам государство развратят и дальше полетят.
Число совковой популяции достигнет нужной концентрации,
страна не выдержит нагрузки и Лондон заживет по-русски.
Принц Чарльз с семьей сбежит в Москву, к нацменьшинству -
от православных убегать и тротуары подметать."

Москва - как много в звуке этом теперь коричневого цвета.
Остался только дёготь - мёд пошёл на взлёт.