?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Фото с сайта Ларисы Пятницкой

Альбом о художниках-нонконформистах, изданный тиражом 300 в 1999 году. Пришла книга в связи с культурным обменом:) от подруги Мадисона Надежды. Много удивительных и уже знакомых людей.

Поскольку это книга известная, просто приведу высказывание о ней Игоря Шевелева.

Только что я цитировал в некрологе Генриха Сапгира его стихотворение, посвященное московской богемной жизни 70-х, где были строчки: “Волох и Вулох и шизики все и подонки. . . Лорик и Шурик и все его дочки. . . ” - как тут в “Доме Нащокина” подходит ко мне эта самая Лорик, быстро достает из полиэтиленовой сумки большую книжку в мягкой обложке, шепотом почему-то говорит: “Я ухожу. Посмотри, может, понадобится. . . ” - и исчезает. Дома я рассмотрел эту книгу, которая называется “Лорик. Праздники моей революции. К 25-летию Нашего Общего Дела”. Лариса Белякова, она же Лариса Пятницкая, она же Лорик, она же Анна Барская в романе Юрия Мамлеева, посвященном московской богеме 70-х, попросту собрала и издала фотографии из домашнего альбома. Кого там только нет. Андеграундные художники, собиратели, философы и поэты, западные послы и культур-атташе, оккультисты и диссиденты, сочувствующие девушки и хиппари. Иных уж нет, а те далече. Мелькает Гейдар Джемаль – нынешний главный исламский фундаменталист Москвы, юный и кудрявый Эдик Лимонов в бабочке – в те годы поэт, мастер по изготовлению настоящих американских джинсов и муж Леночки Щаповой, будущей графини. Тут же легендарный художник и алкоголик Анатолий Зверев, скульптор Эрнст Неизвестный, живописцы Целков, Плавинский, Немухин, Василий Ситников, Александр Харитонов да мало ли. . . Забавный текст, к которому явно приложил руку известный богемщик, журналист и провокатор Игорь Дудинский складывается как бы в некий жест “борьбы, революции, диссиды и разнообразного бегства из совка”, но при ближайшем рассмотрении оказывается то ли замечательной ностальгией, то ли откровенным стёбом, то есть издевательством. Вот фрагмент подписи под фотографией художников Герловиных, Андрея и Риммы: “Обоим самородкам надоело мизерное существование (намек на минималистское творчество) и они с помощью израильских виз уехали в США навсегда. Теперь о них не слыхать ни на родине их предков, ни за ее пределами. Может, оно и к лучшему”. Или : “Римма Городинская – светская волчица. . . Вскоре обольстила популярного в подполье барда, художника и артиста Алексея Хвостенко и по израильскому вызову рванула за ним в Париж. Чудес на свете много. Женив на себе Хвоста и родив ему дочку, угомонилась, растолстела и заперлась от людей, то есть обрела свой собственный заныр – мечту всей своей жизни”. Поскольку как и во всяком домашнем альбоме, добрая половина персонажей ушла в мир иной, получается, как говорят интеллигентные люди, м-м-м, амбивалентно. Вот киевский художник Петя Беленок: “Безмерная любовь сгубила маэстро, Беленок скончался от остановки сердца. Не выдержало, бедное, восторга жизни”. Вот художник Виталий Сазонов, который из московского андеграунда уехал в Германию, “там тоже имел успех, пил пиво и шнапс. Сердце от природы у Виталика было слабое, не выдержало, и он умер в 80-х годах на чужбине. Однако программу свою выполнил – сначала Москва, потом удачная эмиграция. . . ” Без цинизма, как говорится, никуда, но это тоже как бы яркая краска именно того, отмирающего сейчас вместе со своими носителями времени. А книжка Лорика позволяет опять же со странным чувством посмотреть на самих себя в виде старых фотографий и подписей под ними и, не узнавая, узнать.

Profile

lubava
Любава Малышева

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner